logo1 4

Понедельник, октября 23, 2017

Галина и Валентин - история любви

Галина и Валентин -- история любви 
(из газеты "Восточный проект" от 14.10.2002)

Сорок дней назад Валентина Шеймана на стало.
О пятидесяти годах, прожитых вместе, рассказала его жена Галина Шелудякова

Они учились в одной школе и одном университете. Они были вместе в лагере для политзаключенных и на целине.
Их объединяла одна профессия учителя и одна общая любовь -- к друг другу, детям и делу, которому Галина Николаевна Шелудякова и Валентин Михайлович Шейман отдали всю свою жизнь.

О судьбах этих людей можно писать книгу и снимать фильм.
Когда-нибудь, возможно, так и сделают.

Простые школьные учителя -- муж и жена, историк и физик -- достигли блестящих успехов в обучении детей. Они учили своим предметам, но вместе с тем они учили жить. Галина Николаевна -- заслуженный учитель Украины, работает в ОШ N 22. Валентин Михайлович -- дважды Соросовский лауреат и обладатель огромного количества грамот и наград. Его имя знают во всем бывшем Союзе, его приглашали работать в Москву и за границу, но Валентин Михайлович всегда отвечал: "Я не могу уехать из Краматорска и бросить могилы своих родителей!"

 

Сорок дней назад, 19 августа, Валентина Михайловича Шеймана не стало. Ушел Учитель. В первое воскресенье октября этого года ОШ N 35 и весь Краматорск впервые за сорок с лишним лет отметят День учителя без Шеймана.
Как рассказала Галина Николаевна, желание стать учителем у Валентина Михайловича было с детства.

 

Выбор физики за Валентина сделала судьба!

Галина Шелудякова: "Его любимые книги -- "Педагогическая поэма" Макаренко и "Флаги на башнях". Я же в своем дневнике писала, что я не мыслю ничего другого, как только быть учителем.

Мы вместе учились в краматорской школе N 12, я была на год младше Валентина. Теплые отношения, которые подразумевают чистую, я подчеркиваю, чистую любовь, между нами начались 1 мая 1952 года. Он окончил школу и поступил в Ростовский университет. Его отец был изобретателем, лучшим механиком на НКМЗ, и Валентин хотел быть математиком. Но мест в университете не было, и он стал физиком.

Валентин родился в Краматорске. Его родители приехали сюда из Одессы в 30-е годы на строительство НКМЗ. Долгие годы они жили в гражданском браке, и когда родился Валентин, в ЗАГСе его пришлось регистрировать под двойной фамилией (отца и матери) -- Шейман-Гафанович. И лишь в конце 80-х он поменял паспорт и стал просто Шейманом. (Забегая вперед, скажу, что когда я выходила за Валетнина замуж, мне не разрешили брать его двойную фамилию и я осталась Шелудяковой.)

 

Мой отец был военным, и я родилась на Алтае.

Я поступала в Ростов через год на учителя русской литературы. Но нужно было сдавать немецкий язык, который я знала недостаточно хорошо. Мне не хватило всего одного балла и не поступила.

В Краматорск я возвращаться не стала. Я очень расстроилась и не знала, что делать. Я решила этот год поработать. А на дворе стояло холодное лето 1953-го. Лагеря для политзаключенных тогда освобождались, а в эти места проводили организованный набор комсомольцев. Мы завербовались, получили "подъемные" и уехали в Сибирь, в Красноярский край".

 

В 400 км от советсткой власти

"Приехали. Село, в котором мы жили, находилось в 400 км от советской власти. Вначале работы никакой не было, всех погнали в лес косить траву. Но и трава была никому не нужна, так как скотины там не было.
Жили в бараках для заключенных. Их перестроили под общежитие. Мы с Валентином стали семьей. В одной комнате жили две сестры и нас двое. Валентин выучился на моториста бензопилы, я была бракером леса. Он валил лес, я принимала.
 Но очень хотелось учиться. И вот накануне 1 мая 1954 года мы сели на один из караванов автомашин и поехали на ближайшую станцию. Так и вернулись в родной Краматорск".

 

На целину!

"Валентин восстановился в Ростовском университете, а я, чтобы вновь не провалиться на немецком, поступила туда, где его не сдают -- на историческое отделение Ростовского пединститута. Через год все наше отделение перевели в университет. Мы учились с Валентином рядом. 
В 1956 году мы поехали на целину -- собирать самый большой урожай хлеба. Мы загружали хлеб в товарные вагоны. Работа очень тяжелая. Хлеб идет с транспортера бесконечно, вагон задраен, душно, и вместе с хлебом ты поднимаешься до потолка, рискуя быть прижатым.
Жили в палатках, воды питьевой не было. Воду привозили бочками, в которых плавали головастики, а мы ее кипятили. Всякое было. Я получила награду -- медаль ВДНХ, значок целинника и медаль "За трудовое отличие". С такими регалиями я вернулась в университет и думала о научной карьере. Но семья есть семья".

 

Все поступили в "почтовые ящики", а Валентин -- учителем в школу

 "На четвертом курсе я уже ждала ребенка. Валентин мечтал о сыне. Сын и родился. Пятый курс я заканчивала с маленьким Сашей на руках. 
Валентин блестяще защитился по методике школьного обучения. Все его однокурсники попали на закрытые военные предприятия -- "почтовые ящики", а Валентин был единственным, кто пошел рядовым учителем в школу. Он обещал в 40 лет стать кандидатом наук. Правда, научных работ не писал. Но разве он не был ученым по сути? 
В компьютеры он влюбился с первого взгляда. Когда в конце 80-х в школах начались первые уроки информатики, он сел за парту вместе со своими учениками. Он сделал 35-ю школу информационной. Сегодня школа имеет 3 компьютерных класса!

 

Он получил две премии Джорджа Сороса.

Величина первой составила 2 тысячи долларов. Но государство пыталось обложить ее налогом. Вторая премия была в размере тысячи долларов США. 
Вместе с учителем-новатором Шаталовым он разрабатывал системы обучения на базе опорных конспектов. Я тоже учила по ним детей. Помню, в 1977 году я давала открытый урок по только что принятой брежневской Конституции СССР. Всю Конституцию я вместила в один лист бумаги и дети по нему отвечали".

 

Ему так и не присвоили звание заслуженного учителя

 "Споры о физике и лирике в нашей семье были. В основном они касались веры в Бога. Валентин Михайлович всю жизнь оставался атеистом, а я верила в Бога, даже когда преподавала марксизм-ленинизм.
В 1984 году я получила звание заслуженного учителя Украины.

Валентина Михайловича представляли к этому званию еще в 1982 году. Но в анкете был пункт "национальность"... Звания он не получил. В 1991 году учителя начали ходатайствовать о присвоении ему звания "Заслуженный учитель СССР". Но с развалом Союза все прекратилось. Шейман имеет очень много почетных наград. Но главного официального признания от родного государства он так и не дождался.

Знаете, как говорят: "Высоцкий -- не народный артист. Нет, он народный!"

 

Он был прекрасным отцом и дедом!

 "В 1973 году у нас родилась дочь Ольга. Наши дети -- свободные личности, гордые и самостоятельные. Они состоялись во всех отношениях. Мы от них не требовали быть отличниками. Мы от них требовали быть трудолюбивыми и честными. Мы вникали в их школьные дела, но никогда не пользовались в школе своим служебным положением. Дочь окончила ДГМА, увлеклась спортом. Она мастер международного класса по скалолазанию.
Он был прекрасным дедом, замечательным отцом. Внук говорит: "Теперь во имя деда я должен учиться хорошо!"

 

Учителя уже не было, но голос звучал

"На соросовскую премию он купил компьютер. Работоспособность была колоссальная! В 5 утра он был уже за компьютером, готовился к занятиям. В этом году он записал на дискету урок для 10-го класса: он вложил сюда опорные конспекты, их полную расшифровку и даже запись собственного голоса на целый урок! Это грандиозная научная работа. В сентябре 2002 года эту дискету включили детям ОШ N 35 на уроке физики. Валентина Михайловича уже не было, но его голос звучал. Ученики боготворили физику, боготворили Шеймана! 
У него был непререкаемый авторитет и среди взрослых. С ним считались даже те, кто его не любил".

 

Видеофильм он сделал о каждом!

"Он обожал снимать видеофильмы. К 30-летнему юбилею ОШ N 35 он подготовил фильм. Он сам брал интервью у учителей и учеников. Фильм -- великолепный, хотя поначалу многие даже не хотели отмечать этот юбилей. 
Он сделал фильм о бане, куда ходил последние годы. Он так обрадовался, когда стал посещать баню постоянно. Говорил: "Наконец-то я в настоящей мужской компании!" (Коллектив-то в школе в основном женский!)
Накануне выпускного вечера в этом году он три недели просидел перед видеомагнитофоном. Круглыми сутками Валентин Михайлович готовил каждому ученику 11-Б класса великолепную и редкую вещь -- видеофильм о каждом из них. Причем, персонально: Иванову про Иванова, Сидорову про Сидорова. Он тщательно выбирал кадры из своих старых архивных записей. Потом он выбежал на сцену и подарил эти фильмы ребятам".

 

Он любил и умел готовить

 "На себя он деньги почти не тратил -- всё было некогда. Собирали деньги на костюм -- он идет и покупает первый транзисторный радиоприемник. Собираем на мебель -- он берет сына и привозит из Москвы цветной телевизор -- в подарок 6-месячной дочери Оле, чтобы мультфильмы смотрела. Он никогда не носил галстуки, всегда закатывал рукава, будто постоянно готовился к бою.
Каждый день у него был расписан по минутам, в дневнике могло быть до 25 заданий на день. Последняя запись была сделана 10 августа, за 9 дней до смерти: он записал, сколько денег ушло на ремонт школьного кабинета физики и что нужно сделать еще...

 Он любил и умел готовить. На торжества он даже мог полностью освободить меня от работы. Мы вместе накрывали на стол. Однажды я уехала на курсы переподготовки учителей. Приезжаю, а сын говорит: "Мама, а папа нас кормит лучше, чем ты!" Конечно, он открывает банку тушенки -- и полностью ее в макароны! Он считал, что гостей, пришедших в дом, первым нужно накормить. Был очень щедрым и выставлял на стол всё. И всегда следил, чтобы в доме был запас продуктов".

 

Жить по-другому он бы не смог!

"Незадолго до смерти он составил перечень, всего важного, что сделал. Самая последняя страница называется так: "Так жить нельзя"! Пункт N 1 на этой странице -- "нужно лечиться"!..
Шеймана невозможно было не любить. Как сказала одна студентка: "Валентин Михайлович, у вас же чертики в глазах!" Он не мог жить без работы. Жить с такой самоотдачей, конечно, тоже было нельзя. Но по-другому он прожить бы не смог".

 

Материал статьи подготовил Кручинин Олег (корреспондент газеты "Восточный проект")